вторник, 24 января 2012 г.

АЛЕКСЕЙ МИШИН:-"ПЛЮЩЕНКО-ПОЖИЗНЕННЫЙ ПРОЕКТ"




— Вспомните, как впервые увидели Плющенко. Вы ведь три года оплачивали ему квартиру. Жена не «сверлила» вас по этому поводу?
— Я не оплачивал, он жил у меня, и жена относилась к этому совершенно лояльно. Сразу было заметно, что в нем есть что-то незаурядное. Вообще его родители совершили подвиг, когда отправили Женю в Петербург. Однажды мама пришла ко мне и говорит: «Мы уезжаем! Больше не можем. Жить не на что, ребята Женю обижают». Я ей тогда ответил: «Уезжайте, если хотите. Но вы совершите ошибку». К счастью, они этого не сделали.
— Как удалось уберечь Евгения от «медных труб»?
— Мы сразу с ним договорились, что после соревнований он не дает интервью. За это меня журналисты невзлюбили. Но если бы я с 14–15 лет толкнул Женю к акулам пера, то от него ничего бы не осталось. Все разговоры — это потеря энергии.
— А переходный возраст, девочки?
— Женя видел симпатичную девочку и особо не стеснялся. Подходил и говорил: «Пойдем в мой номер целоваться! У меня никого нет!»
— Ходили?
— Мне кажется, что да, и охотно (смеется).
— Ягудин сильно ревновал к Плющенко?
— Я к ним относился очень сбалансированно. Леша не знает или, может, не поверит, но на Олимпиаду в Японию глава нашей федерации Валентин Писеев хотел отправить Плющенко. Хотя Ягудин выиграл чемпионат Европы, а Женя был вторым. Но я отстаивал спортивный принцип и сразу сказал: «На Олимпиаду поедет Ягудин».
— Ягудин мог выиграть в Нагано, если бы не дурацкая болезнь?
— Да, хотя все силы нашей федерации были брошены на Илью Кулика. Леша откатал в Нагано короткую программу и после душа сел под мощный вентилятор. Я подошел: «Уйди, Леша, простудишься». Он только махнул рукой: «Алексей Николаевич, ничего не будет». А потом так поднялась температура, что он еле выжил.
— Поражение на Играх-2002 сильно переживали?
— Да, а Женя — еще сильнее. В таких случаях тренер и спортсмен часто начинают винить друг друга, но мы не обмолвились ни словом упрека.
— Перед произвольной программой Плющенко в Турине вам хорошо спалось?
— Там уже его было трудно сбить. Это был танк, кативший на ниве фигурного катания и давивший всех, кто попадался на его пути.
— Вы одобряли увлечение Плющенко политикой?
— Знаете, почему мы так долго с ним сотрудничаем? В какой-то момент я был Жене за отца. Мы покупали ему квартиру, машину, оформ­ляли земельный участок. А потом я решил, что Женя уже взрослый и пусть сам занимается своими делами. Это и есть причина наших добрых отношений до сих пор.
— Его вторая жена Яна Рудковская сильно повлияла на возвращение Жени в фигурное катание?
— Я не назову ее просто женой. Это самая сильная женщина, которая встретилась Жене после мамы. Возвращение в любительский спорт — это подвиг, а они по совету жены не совершаются. Это было выстраданное желание Жени.
— Великие Карелин и Попов после поражения в Сиднее ушли из большого спорта. Что держит Плющенко в фигурном катании?
— Плющенко — такая же незаурядная личность. Его нельзя мерить обычными мерками. Загорелся в нем огонь — ну и пусть горит.
— В прошлом году вы сказали, что два ваших главных проекта — это Артур Гачинский и Лиза Туктамышева. Евгений Плющенко не обиделся на эти слова или вы его просто за скобки выносите?
— Артур и Лиза — это мой новый проект, а Плющенко — пожизненный. Через два года мы будем отмечать 20-летие нашей совместной работы. Я мечтаю, чтобы у нас была серия шоу в Петербурге, Москве, вообще по России, ведь такой срок можно смело заносить в Книгу рекордов Гиннесса.
— «Женщина — слишком сложный для меня механизм» — ваши слова 14-летней давности. Но сейчас вы не побоялись взять Елизавету Туктамышеву. Пересмотрели свои взгляды?
— Я ее не взял, а сам нашел. Это был большой риск. Единственнымталантом Лизы был высокий прыжок.
— Не боитесь, что ее накроет переходный возраст?
— Конечно, боюсь. Но она обучена по такой методике, что лишние пять-шесть килограммов ей не помешают. Другая поправится на столько, и все, бросай спорт, а Лиза будет спокойно кататься.
— Новая система оценок в фигурном катании уже прижилась?
— Ее главный недостаток, что совершенно непонятен суммарный результат. Теряется зрелищность. Неясно, какой судья какую оценку поставил. Но зато она требует более сложных вращений и шагов.
— В фигурном катании практикуют давление на судей?
— Там, где нет объективных критериев, не может быть абсолютно объективного судейства. Канадец Патрик Чан может три раза упасть, но ему могут все равно поставить за исполнение программы оценки, близкие к максимальным.
— Справедливо ли говорить, что Плющенко может проиграть в Шеффилде только самому себе?
— Нет, он может проиграть и соперникам.
— Женя готов лучше всех?
— Это провокационный вопрос, на который может ответить только дурак. Вы хотите получить от меня какие-то гарантии. Мастерство у Жени есть, но нужна еще удача.
— Всевозможные шоу — «Танцы на льду», «Ледниковый период» — вам по душе?
— Мне нравятся неожиданные хореографические находки, свежие идеи и иногда раздражают комментарии, в которых судьи больше хотят пропиарить себя, чем отразить суть происходящего на льду.
— Вас приглашали посудить?
— До сих пор приглашают, но реально действующему тренеру сложно выкроить время. Сейчас веду переговоры с Авербухом, но никак не могу найти три дня для съемок.
http://www.sportsdaily.ru/articles/zasluzhennyiy-trener-rossii-aleksey-mishin-plyuschenko-pozhiznennyiy-proekt-48570

Комментариев нет:

Отправить комментарий

У ДЕКИ ГОСТИ:-ДОНБАСС ПОСЕТИЛА ДЕЛЕГАЦИЯ ИЗ СЕРБИИ.

https://www.youtube.com/watch?v=AwkL36KYm9k&feature=youtu.be